История Свирского Чернобыля

История Свирского Чернобыля
Как его только не называли! И «бомбой замедленного действия», и «золотым клондайком», и «свирским чернобылем». Ангарский металлургический завод, в простонародье АМЗ, как источник смертельной опасности для окружающей среды и здоровья населения, ликвидировали ровно 10 лет назад. Чтобы сегодня мы смогли сказать о нём в прошедшем времени – был, к его устранению тогда подключили современные научные технологии, финансы, а главное – нашли исполнителей. Им стало ООО «Сиб-Транс-Петройл».

Справка:
С 2018 года ООО «Сиб-Транс-Петройл» — компания экологической направленности была преобразована и обрела новое название ООО «РТ-НЭО Иркутск», став региональным оператором в Иркутской области в сфере обращения с твёрдыми коммунальными отходами.


Смертоносное «наследие»

Напомним, что АМЗ производил мышьяк для отравляющих веществ военного назначения. По неизвестной причине в 1958 году он оказался брошенным.
Заведующая музея мышьяка Риты Сипатина:
— Одна из версий — так много химического оружия стране стало не нужно. Хотя официальных документов нет. Возможно, они просто утеряны в архивах. Единственное, что известно точно, — перед созданием Братского водохранилища на завод была отправлена комиссия, призванная оценить возможный вред будущему водоёму. Но приезжала ли она и к каким выводам пришла — об этом документов не обнаружено.
А после долгие шесть с лишним десятилетий АМЗ наносил урон экологии Свирска и вред здоровью горожан. Был заражён атмосферный воздух, почва, а, как следствие, растительность – овощи, выращенные на огородах и дачных участках местных жителей.
Но нельзя сказать, что все эти годы руководство города бездействовало. Запрашивалась информация о заводе в спецархивах, рассматривались технологии устранения источника загрязнения. Самая известная идея, которая обсуждалась в 90-х, — извлечение золота из мышьяковистых огарков. Однако она была настолько шаткой, что её авторам оказалась не по силам ни экономически, ни технологически, потому как практики извлечения полезных веществ из триоксида мышьяка нет во всём мире. Единственное правильное решение было принято в 2009 году.

Утилизировать!
Довольно простую, а главное правдоподобную и научно-обоснованную, технологию обеззараживания мышьяковистых отходов известковым молоком предложил профессор кафедры обогащения полезных ископаемых и инженерной экологии ИрГТУ Андрей Богданов. Его проект «Ликвидация очага загрязнения мышьяком территории промышленной площадки Ангарского металлургического завода (АМЗ) в районе г. Свирска Иркутской области» и лёг в основу проведённых с 2009 по 2013 годы работ. Они выполнялись в рамках Федеральной целевой программы «Национальная система химической и биологической безопасности Российской Федерации (2009-2014)», а также областной программы «Защита окружающей среды в Иркутской области» на 2006-2015 годы.
— Промплощадка АМЗ была расположена в 600 метрах от реки Ангара, что являлось возможной угрозой возникновения экологической катастрофы для всего региона верхней части Братского водохранилища. На протяжении более 60 лет данная территория подвергалась мощному антропогенному воздействию крайне опасными загрязняющими веществами – мышьяком и тяжёлыми металлами. Негативное влияние оказывалось не только на все объекты окружающей среды, но и на проживающее здесь население, — анализировал ситуацию Андрей Владимирович.
Порядок действий был таким: демонтаж и разделка оставшихся строений АМЗ с применением механизированной техники; обезвреживание и складирование отходов на специализированном полигоне; рекультивация земель промплощадки.
Как только организация «Кузбасспецвзрыв» собралась взрывным методом до основания снести стены уцелевших заводских корпусов, по Свирску прокатилась протестная волна. Группа представителей общественности нагрянула на площадку, категорически возражая против такого способа. Требовали разбирать здание чуть ли не по кирпичику, чтобы не пылить, не создавать вредоносного облака. Пришлось искать компромисс и договариваться. Так было принято решение: обрушать стены методом микровзрыва. Это, естественно, вносило коррективы в сам проект и сроки проведения работ. Но проектировщики и исполнители пошли и на этот шаг.

 


Смелое решение Вадима Логунова

Оставалось только найти исполнителя столь грандиозных планов. Так к делу приступила небольшая, но серьёзная ангарская компания Вадима Логунова. Почему именно она? Всё просто. Потому как на тот момент имела в собственности объекты размещения отходов и необходимые лицензии, а он сам, химик по образованию, понимал специфику и разумно оценивал риски, потому сам лично и возглавил ход работ. Помнится, комиссия из представителей администрации и общественности Свирска с первых дней удостоверилась, что работы проводились при соблюдении повышенных мер экологической безопасности: вывозимые отходы перед погрузкой обильно смачивались известковым молоком, работали пылепоглотительные установки «Роса», кузова грузовиков закрывались тентами, а их колёса при выезде за территорию АМЗ проходили обработку.
Процесс сопровождался мониторингом уровня вредных веществ в атмосфере представителями науки – от ИрГТУ. Следует напомнить, что риску подвергалось не только население Свирска. В бóльшей опасности находились сами участники ликвидационных мероприятий. Только представьте: людям приходилось работать в непосредственном контакте с токсичными отходами III и IV класса опасности, а превышение нормативных показателей по мышьяку, сурьме, свинцу, меди и цинку на тот момент достигало десятков и сотен раз. Вот почему ликвидаторы круглосуточно, посменно, в любую погоду и время года трудились в спецкостюмах и средствах защиты органов дыхания.

Компания «РТ-НЭО Иркутск» подготовила промплощадку АМЗ, подъездные пути к ней, а также два котлована (один для консервации обезвреженных отходов и загрязнённой почвы, второй – для огарков) на территории отработанного угольного карьера «Северный-5» в Черемховском районе. Закрытый, так называемый биологический саркофаг, где сейчас и хранятся отходы АМЗ (более 200 000 тонн заражённой земли и строительного мусора), представляет собой герметичное, прочно законсервированное инженерное сооружение, не позволяющее загрязняющим компонентам выйти за пределы этой зоны. Задействована технология, которая хорошо себя зарекомендовала в Германии: двойная изоляция специальной защитной плёнкой чаши котлована, а по всей территории полигона размещены наблюдательные скважины, которые позволяют контролировать ситуацию.
— Работы были выполнены за смехотворные по текущим временам 200 миллионов рублей, — анализирует ныне Вадим Логунов, ставший позднее партнёром «РТ-НЭО Иркутск». — Для сравнения: на ликвидацию других крупных промышленных площадок в регионе уходят десятки миллиардов рублей. Но для меня лично и нашей компании в целом работы на Ангарском металлургическом заводе в Свирске — это дело чести. Во-первых, Иркутская область это наша родина. А уже во-вторых, это был наш первый большой проект. Важно было довести его до логического завершения, и мы это сделали, — пояснил Вадим Дмитриевич.


Что сегодня?

Десять лет – небольшой срок, чтобы ощутить максимальный экологический эффект и измерить его в цифрах. Как гласит фильм, представляющий собой хронику свирских событий 2011-2013 годов: «Ликвидация отходов АМЗ позволила устранить очаг загрязнения, угрожавший району Братского водохранилища, резко снизить канцерогенные риски для жителей Приангарья и вернуть городу рекультивированный земельный участок в тринадцать гектаров. В полной мере оценить все плюсы избавления Свирска от ядовитых соединений предстоит будущим поколениям горожан».
Но то, что на рекультивированной территории летом зеленеет трава, говорит о благоприятном для растительности климате.
— Огородники на своих дачных участках в садоводствах «Багульник» и «Астра», расположенных в зоне бывшего АМЗ, после его ликвидации ощутили значительное улучшение качества почвы. Применяя методы органического земледелия и используя гуминовые удобрения в уходе за растениями, они добились оздоровления почвы, что способствует урожайности. А главное, они выращивают экологически-чистые овощи. Это подтверждается исследованиями овощной продукции, которые мы вместе с ними проводим каждую осень, уже несколько лет, — сказал руководитель свирского клуба органического земледелия Владимир Бутаков, сотрудничающий с иркутским научным сообществом в этой же области.

Главный итог работе подвёл Владимир Орноев, мэр Свирска:
— Данное мероприятие по степени сложности стоит на одном уровне с «Химпромом» в Усолье, БЦБК — в Байкальске, но только в Свирске данный объект был доведён до логического завершения. Несмотря на многочисленные отклонения от первоначального проекта, команда «Сиб-Транс-Петройл» отработала профессионально, и как итог – высокая оценка Минпромторга России.
Что дало? Первое, экологический плюс — очищение земельного участка в размере 12 гектаров от загрязнённого грунта. Данное предприятие находилось в северной части, а у нас преимущественно северо-западный ветер, и это приводило к фоновому загрязнению. Очищение позволило прекратить загрязнять атмосферный воздух мышьяком. Второе, экономический плюс – придали Свирску привлекательность для инвесторов, благодаря чему появились новые промышленные предприятия — Иркутский завод блочных конструкций, Иркутский завод низковольтных устройств, «Свирский гурман». А ещё это отличный опыт командной работы!

Подготовила Евгения ДУНАЕВА