Магия русского салона

Первое, что на чём остановился мой взгляд, когда я вошла в читальный зал городской библиотеки, – это яркая картина, изображавшая салон XVIII или XIX века. И только потом я обратила внимание, что многие женщины, присутствующие в салоне наших дней, чем-то напоминают дам из прошлого: были они в шляпах разных фасонов, в вечерних нарядах, кто-то с ридикюлем и даже ажурным веером. И среди представительниц прекрасного пола выделялся джентльмен в чёрном классическом цилиндре и во фраке – это в образ Поэта перевоплотился местный поэт Николай Нечаев.

«Магия русского салона» – так назывался главный зал, где гостям предлагалось провести остаток вечера: поиграть, почитать стихи – как объявили, обратившись с приветственным словом, хозяйки салона Ольга и Елена. Для начала они предложили посмотреть поэтическую миниатюру на тему «Поэт и муза». Сценка задала тон вечеру. Её суть: поэт – это не всегда тот, кто нарочито выдаёт себя за него, изображая лирическую задумчивость, пытаясь из-под гусиного пера рождать вечные мысли, а тот, кто печёт пирожки и скромно лелеет свой дар, взращивая его в уголках своего сердца. Главное, суметь отличить одно от другого. В исполнении трёх актёров: Николая Нечаева (поэт), Тамары Глущенко (сестра поэта) и Ирины Фёдоровой (Муза) – смысл хорошо угадывался. Чтобы распознать, кто есть истинный поэт, они читали стихи собственного сочинения. Получилось мило, игриво и немного забавно. Впрочем, как и должно быть в салоне.


Получив в свой адрес массу комплиментов и восторгов, которые свойственно источать салонной публике, артисты уступили место героям из классических произведений. Игра в их угадывание продолжила вечер в салоне. Ольга зачитывала описание, а гости должны были угадать, о ком идёт речь. Наградой за правильный ответ было появление этого героя: Эсмеральды – из «Собора Парижской Богоматери», Солохи и Оксаны – из «Вечеров на хуторе близ Диканьки», Коробочки – из «Мёртвых душ». Эти образы воплотили сам работники библиотеки. Все гости отлично справлялись с заданиями, но никто не мог сравниться с истинными знатоками – Людмилой Александровной Храмовой, Асей Ансаровной Качаевой и Поэтом – Николаем Нечаевым. Они не только верно называли героев, но и само произведение, и полное имя автора, что весьма похвально.
Литературная викторина продолжила программу вечера в салоне. Знакомые многим из нас цитаты из литературных произведений, высказывания писателей, ставшие афоризмами, – их щёлкали как орешки.
– Краткость – сестра таланта, – зачитывает ведущая.
– Чехов, – тут же слышится ответ.
– Антон Павлович, – уточняет Поэт-Николай.
И так всю игру. Кто быстрее, кто правильнее, кто точнее ответит на вопрос Ольги или Елены.

В русском историческом салоне всегда ценились три качества: умение одеваться, танцевать и общаться. Так какой же салон без танцев?! Полонез – танец, которым всегда открывались не только балы, был он в чести и у любителей салонного общения. Светлана Прокопьева и Денис Чураков преподали всем желающим урок по исполнению полонеза. Публика, непривычная к подобного рода занятиям, весьма стеснялась, потому стояла «по стеночкам», любуясь исполнением умелых мастеров. Но смельчаки, хоть и немногие, всё-таки нашлись. Они старательно повторяли движения: держали ровными плечики, чуть наклонно – голову, плавно водили рукой, тянули носочек…
Желающие могли поучаствовать в менее «стеснительном» занятии – изготовлении карнавальных масок. Тут же были сдвинуты столы, разложены необходимые инструменты и материалы, а опытные учителя Детской художественной школы пришли на помощь начинающим творцам. Их оказалось немного, но и немало. Человек шесть-семь расселись за столами и под присмотром двух Наталий – Беловой и Крисман и Любови Головиной приступили к делу. Через какое-то время картонные заготовки масок стали заметно преображаться: у кого-то они обрели утончённость благодаря бумажному кружеву, кто-то сумел внести в свой образ таинственность и загадочность, придав маске форму крыльев бабочки, кто-то добавил к геометрическому узору лёгких лебяжьих пёрышек и при каждом колебании воздуха пух колыхался, и маска словно оживала.
Но вот мы вновь вернулись в главную залу и заняли свои места. Началось поэтическое общение. Чувствовалось, гости подготовились к вечеру. Они захватили с собой стихотворные сборники любимых поэтов, кто-то запасся тетрадками с собственными сочинениями. Первой прочла стихотворение Андрея Дементьева «Мой хлеб» Раиса Паженцева. Предваряя своё выступление, Раиса Петровна призналась, что её судьба в отношении к книгам чем-то схожа с судьбой поэта. Стихотворение то – о книге, которая стала для поэта «хлебом», и есть в нём такие слова:
Я убегал от голода в читальню…

………………………
Хотя мне книги хлеб не заменяли,
Но помогали забывать о нём.

В преддверии 9 Мая эти строки звучали как нельзя актуально, злободневно и трагично-печально, напоминая тяготы Великой Отечественной войны, которую пережили дети.
Людмила Голова подарила гостям салона романс «Тёмно-вишнёвая шаль», Ольга Семеняк – отрывок из стихотворения Марины Цветаевой «Две песни», Татьяна Иванова – собственное стихотворное сочинение «Шляпки», сыграв его в форме коротенькой сценки. Благо, что в гардеробе у этой дамы шляпок оказалась целая коллекция, на все случаи жизни.
Потом снова играли. Весело, с азартом, наперегонки. Кто быстрее вспомнит первую строчку стихотворения по названной второй, назовёт автора стихотворения, название фильма, в котором звучала песня. А почему бы не спеть? Хором, с настроением исполнили песню из фильмов «Пока станица спит» и «Кавказская пленница», «Земля Санникова» и «Ирония судьбы, или С лёгким паром!». Потом опять вернулись к стихам. Из сборника стихов Николая Гумилёва – яркого представителя поэзии серебряного века – читала Виктория Барыбина, Людмила Храмова – свои собственные из тетрадки, Татьяна Чугуевская – на память цитировала Николая Нечаева, Наталья Медведева в своих строчках делилась воспоминаниями о детстве. Ведущих гостям салона уже не требовалось. Каждый ловил момент и произвольно включался в ход вечера, декламируя любимые строчки. То и дело слышались восклицания: «Молодец!», «Можно мне прочитать?» – «Извольте!», «Просим!», «Я хочу спеть!», «А юмор надо?».
– Никогда не иссякнут поэты, – права была Л.А. Храмова, произнеся эту фразу.
Вечер завершился пением. Тон задавала Виктория Барыбина. Комсомольские, октябрятские, детские, патриотические… Уже вторая библионочь (сейчас и в 2015 году) благодаря ей становится настоящим песенным марафоном. И его выдержали самые стойкие.

Евгения ДУНАЕВА

Фото автора